ГАУ МО Наро-Фоминское информагентство

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

пятница, 12 августа

ясно+16 °C

Сейчас в эфире

Присоединяйтесь к радио «Нара-ФМ»!

Солдат последнего призыва. Алексей Алексеевич Терешков

30 апр. 2020 г., 20:09

Просмотры: 343


Ветеран Великой Отечественной войны, Почётный ветеран Подмосковья Алексей Алексеевич Терешков – солдат последнего военного призыва. Его призвали в армию в конце 1944 года, спустя несколько дней после семнадцатилетия

Оккупация

Когда война началась, мне было 14 лет, жил в глухой орловской деревне, в 1941 году окончил 6 классов. Два года были в оккупации. Немцев отогнали от Москвы, и линия фронта прошла в 50 километрах от нашей деревни.

Корову увели у нас. А хлеб, который успели собрать в 41-м, не отняли, весной все поля женщинами были засеяны, осенью — ими же убраны. До ближайшей железной дороги от нас – не меньше 50 километров, зерно наше немцы вывезти и не пытались.

Один раз, перед освобождением, немцы забрали меня в команду, которую использовали как прикрытие, чтоб наши их не бомбили. Посадили в машину и повезли к линии фронта, но начался сильный дождь, дорога раскисла, чернозём, мы весь день машину толкали. Наутро нам с другом удалось убежать, местная женщина показала, где прятались жители нашей деревни. Через день началось наше наступление. Испытали мы и немецкие бомбёжки, и обстрелы своей артиллерии. Сидели в окопах, прижавшись друг к другу, с мыслями: «Будь, что будет». Две семьи пострадали, были убитые, но большинство вернулось в деревню.

Трудовой фронт

Освободили нас в июле 1943 года. Жителей почти всех соседних деревень немцы угнали с собой, они вернулись кто через год, кто позже. Основной силой в колхозе были женщины, мужчины ни одного не было. Мы, подростки, выполняли мужскую работу, косили. И не только в своём колхозе, но и возле других деревень, где народ угнан был. Целые массивы ржи, пшеницы стоят, а косить некому. Мы косили, а женщины снопы вязали, копны ставили.

Ездили в лес за дровами, пахали плугом на лошадях. Сеяли старики: севалку через плечо и разбрасывали зерно по полю.

Главное для меня было – пройти допризывную подготовку при военкомате – 170 часов. Пешком в район, 12 километров, там нас повзводно распределяли по домам, неделю занимаемся – возвращаемся в колхоз.

Осенью 1944 года послали меня в Орёл, отвезти колхозных кур. День короткий, переночевал в какой-то деревне, еле довёз. Приёмщик говорит: «Не хватает пять штук». Что делать? Я их не считал, винить некого. Запиши, говорю, что они богу душу отдали.

Через несколько дней повестка в армию. В первом же письме мать пишет: «Сынок, сколько положено было тебе за кур, насчитали, но за тех, что не хватало – высчитали, ничего не осталось».

Победа

Первая моя в жизни фотография сделана в Гороховецких лагерях. Мать просила: «Сфотографируйся, сынок!» А фотография - 125 рублей. Довольствие рядового 85 рублей, из них я на займ на 75 рублей подписался. Что делать? Стал я хлеб продавать. Одна пайка булки – белый нам давали в учебном – стоила 20 рублей. Собрал и сфотографировался.

Я у командира батальона майора Соловьёва был вроде помощника. В день победы меня к нему послали с депешей, я прибежал, там отмечают. Он на меня: раздевайся, садись за стол. Стали наливать, и мне тоже. Я: товарищ майор, мне нельзя! Он: по этому случаю – можно! Придёшь в роту, скажешь старшине, что я разрешил.

Когда я пришёл, никто не обратил внимания. Рота гудит, все из землянок высыпали…

Товарищ сержант!

Мне присвоили младшего сержанта, я стал командиром отделения. В отделении были не только отцы, а деды! Некоторым по 50 лет, ждут увольнения. Хоть мне 18 лет еще не было, относились они ко мне хорошо, но и доставалось мне из-за них. Например, идёт кто-то не застёгнут, не заправлен, как следует, офицер заметит и ротному: порядка нету. Ротный, кадровый офицер, Боруновский, строгий такой, вызывает, стружку снимает. До слёз доводил. А эти стоят: «Опять нашему попало!» И ко мне не «младший сержант», а «товарищ сержант, вы не переживайте».

Потом нас направили на сопровождение военно-санитарных поездов с ранеными, военнопленными, узниками лагерей, интернированными. Встречали мы их в Ковеле, на границе, сопровождали на Северный Кавказ, в Донецк, на Урал. Были и другие военные поезда по разным маршрутам.

В танковых войсках

В 1946-м направили  в учебно-танковый полк. Только начали заниматься — весь полк снимают в Костромскую область лес валить. Всю зиму работали! Вернулись – время нашей учёбы вышло, хоть мы ни разу в танке не сидели.

Я попал в 26-ю дивизию. Командиры видят, что мы не обучены: «Ну, что ж, учить на месте будем». И выучили! Меня — на механика-водителя. В 1949 году приказом командующего Прибалтийским военным округом мне было присвоено звание «Отличный танкист»!

Жди меня

Супруга моя из соседней деревни. Я её до свадьбы два раза всего видел, ни разу не поцеловал. Приехал как-то в в деревню в отпуск, племянница заболела. Пошли мы с другом в аптеку в ближайший город, всего-то 15 километров. Зашли в магазин, там в уголке парфюмерия стояла. «Для замужней женщины - «Светлана», хорошие духи, а для молодой – вот эти посоветую», - говорит продавщица. Смотрю, на флакончике написано «Жди меня». Беру этот флакончик и дарю ей. Отнекивалась, но взяла.

Через год опять отпуск, думаю, надо зайти, проведать. Захожу, спрашиваю: «Замуж не вышла?» - «Нет». – «А за меня пойдёшь?» - «Пойду». - «Ну, тогда пойдём маме скажем».

В сельсовете расписались. Пришел в свою деревню, говорю, женился. Дал мне председатель лошадь, она взяла свой сундук с приданным, и вот этим летом будет 65 лет как вместе живём.

На целине и на пожаре

В Кантемировку направили после службы в Группе советских войск в Германии. Служил в 43-м полку замполитом батальона, потом в 12-м полку секретарём парткома. Здесь у меня к медалям «За победу над Германией» и «За боевые заслуги» добавились медали «За отвагу на пожаре» и «За освоение целинных и залежных земель».

1968 год. В Казахстане убирали зерно, месяца два с половиной работали или даже больше.

1972 год, Москва в дыму. Всю дивизию направили в Егорьевский район. Был подземный торфяной пожар. Тягач у нас забуксовал, на днище сел. А вокруг всё горит, идёшь в сапогах, как по сковородке. Что делать? Как вытащить? Как старший по званию принял решение использовать полиспаст. Но как подцепить крюки к машине? Послал четырёх бойцов, по два на каждый крюк, чтоб один цеплял, а другой страховал. Они справились. Ещё минут пять, тягач мог загореться и взорваться. Мы спасли технику и людей, никого не потеряли.

Знамя Победы

Уволился в запас в 1974 году, работал в Наро-Фоминском горкоме КПСС, 15 лет — в правительстве Москвы. Видел всех советских вождей. Ленина —  в мавзолее, остальных — живыми, даже Сталина видел в 1948 году.

В Совете ветеранов собираемся постоянно, в школы ходим. Для встреч со школьниками собираю интересные факты. Чтоб на вопросы детям отвечать и самому знать, занялся историей Знамени Победы.

Записала Татьяна ОКУЛОВА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*