ГАУ МО Наро-Фоминское информагентство

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 7 июня

облачно с прояснениями+25 °C

Сейчас в эфире

Присоединяйтесь к радио «Нара-ФМ»!

СЕМЕЙНОЕ ЧТЕНИЕ. Воистину Воскрес!

24 апр. 2020 г., 13:08

Просмотры: 120


На улице стемнело. Было слышно, как идет дождь. Иногда капли попадали прямо в окно и сразу же превращались в маленькие струйки, стекающие вниз. Костя сидел у стола и смо- трел в темное окно, хотя все, по- ужинав, уже разошлись, каждый по своим делам. — Ложись спать, Костик, завтра в шесть утра уже нужно быть готовым, — напомнила мама. 

Спать Косте не хотелось. Он, как будто не услышав маму, продолжал сидеть за столом. Он думал о завтрашнем дне. Пасха! «Христос Воскрес!» — будут говорить все. И нужно будет отвечать: «Воистину Воскрес!» — и улыбаться. Отвечать Костя не любил. Не то, чтобы он не верил в Воскресение, нет, он, конечно, верил. Он просто не любил отвечать. 

Костя встал из-за стола и по- шел в свою комнату, которая, вообще-то была не только его, они жили там вдвоем: Костя и его дядя Сергей, папин младший брат, которого он называл не дядей, а просто Сергеем, потому что он был еще совсем молодым. Сергей еще не спал. — Спокойной ночи, Костик, — сказал он. — Спокойной ночи. 

Костя разделся и залез под одеяло. Так обычно случается: если знаешь, что завтра рано вставать, спать не хочется. К томуже, Косте было немного совестно, что он так думал о Пасхе. «Ведь Христос страдал за всех и за меня тоже, и теперь мы должны отмечать Его Воскресение как великий праздник. Ну и что, что нужно отвечать: «Воистину Воскрес!» Он действи- тельно Воскрес», — говорил себе Костя, смотря на мокрые от дождя ветки акации за окном. Иногда ветер, как бы разозлившись, налетал на дерево, заставляя ветки раскачиваться вверх-вниз, и тогда Косте казалось, что это они машут ему, как бы приглашая в ночное царство сна… 

…Костя шел по саду, но дождя уже не было. Было еще темно, но чувствовалось, что скоро небо на востоке станет ярче, а потом поднимется солнце, и темные деревья, растущие в саду, станут, наверное, совсем другими, при- ветливыми и зелеными. А пока Косте было страшновато, хотя он изо всех сил и старался выглядеть спокойным, чтобы его новый друг Рувим не подумал, что он трус. Рувим был местным парнем и показывал Косте до- стопримечательности района, к котором он жил. — Это сад дяди Иосифа. Дядя Иосиф добрый! Даже если он заметит, что мы без спроса пробрались в его сад, он не будет кричать. Но сейчас все спят, кроме, наверное, римских солдат, охраняющих гроб, — рассказы- вал Рувим. — Какой еще гроб? — у Кости по спине пробежали мурашки. — Ну, пещеру, где похоронен Иисус. — Иисус?! Здесь, в этом саду похоронен Иисус? — Да, а ты думал зачем я тебя сюда привел, смотреть на эти де- ревья? Костя не верил своим ушам. — Только тихо, — предупредил Рувим. — Если солдаты нас заме- тят, нам не сдобровать. 

Они прошли немного вглубь сада, и Костя увидел сверкающие медные шлемы римских воинов. — Ух ты, как блестят, — прошептал он. Вход в пещеру был закрыт большущим камнем, который не смогли бы отвалить не то что Костя с Рувимом, но, наверное, даже шестеро крепких воинов- охранников. — А когда Он умер? — спросил шепотом Костя. — Да вот, уже третий день будет. Говорят, что Он был очень хорошим учителем, справедливым и добрым. Некоторые даже говорили, что Он — Мессия, Божий Сын, потому что Он совершал много разных чудес. Но теперь, когда Его распяли, уже никто не верит этому. Многие даже сме- ялись над Ним, говорили, чтобы Он совершил еще одно чудо и сошел со креста, но Он ничего не отвечал им, а только смотрел на них с высоты… — Слушай, — перебил его Костя. — Да ведь если сегодня уже третий день, то Он сейчас должен Воскреснуть! — Не шуми, — прервал его Рувим, — а то услышат. Люди не воскресают на третий день после смерти. — Конечно Воскреснет! Он ведь не просто человек, Он — Бо- жий Сын! — Ты-то откуда знаешь? — Пойдем, подойдем поближе, сейчас сам увидишь. Костя схватил своего друга за рукав и потащил к пещере, ста- раясь все же, чтобы воины не за- метили их. Но не успели они подойти к толстому дереву, за которым хо- тели спрятаться от воинов, как земля под ними дрогнула. Мальчики от страха прижались друг к другу. Земля под ногами опять задвигалась, как будто это была и не земля вовсе, а что-то зыбкое и ненадежное. Костя не удержал- ся на ногах, а Рувим схватился за дерево одной рукой, другой рукой помогая Косте подняться. Внезапно все утихло, но только на мгновение. Откуда-то сверху, прямо рядом с воинами, опустил- ся белоснежный ангел. Его лицо так сияло, что ребята должны были прикрывать глаза рукой, а еще не пришедшие в себя после землетрясения воины просто остолбенели, когда увидели его. Не обращая на них внимания, ангел подошел ко входу пещеры и отодвинул камень. — Во силища! — сказал Костя. Пещера открылась. Воины, совершенно ошеломленные, по- падали на землю, а ангел сел на камень и поправил свои светлые волосы. К удивлению ребят, в пеще- ре было светло. Солнце только- только начинало освещать небо, а в пещере сиял яркий свет. Рувим тяжело дышал над ухом у Кости. Вдруг из пещеры вышел мо- лодой человек в длинной белой одежде. Посмотрев с улыбкой на ангела, Он поднял руки к небу и начал что-то говорить. 

— Он так похож на Иисуса, — срывающимся голосом произнес Рувим. — Он Воскрес! Христос Вос- крес! — Костя тормошил Рувима, но тот никак не мог понять, что происходит. — Христос Воскрес, я тебе говорю, — чуть не плакал от радости Костя. — Он должен был Воскреснуть, Он ведь Сын Божий… Вдруг кто-то положил Косте на плечо руку. Он повернул голову. Это была мама. — Мама, Христос Воскрес! — радостно закричал он. — Воистину Воскрес, — заулы- балась мама. — Воистину Воскрес, — сказал, проходя мимо, Сергей. В руках у него было полотенце. Костя понял, что проснулся. — Христос Воскрес! — сказал встретившийся им на автобусной остановке папин друг Михаил Ген- надьевич. — Воистину Воскрес! — громко, так, что все, стоящие на остановке, посмотрели в его сторону, от- ветил Костя. — Воистину Воскрес! — повторил он, как бы давая всем понять, что верит в то, что говорит. Михаил Геннадьевич, как взрослому, подал ему руку. 

Виктор АХТЕРОВ