ГАУ МО Наро-Фоминское информагентство

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

среда, 2 декабря

облачно с прояснениями-7 °C

Сейчас в эфире

Присоединяйтесь к радио «Нара-ФМ»!

Николай Чудотворец: святой в мире денег и насилия

29 мая 2020 г., 15:05

Просмотры: 731


СВЯТООТЕЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ

Николай Чудотворец — может быть, самый популярный святой в христианском мире уже многие века. В его образе запечатлелось что-то важное для христианства — христианства притом «народного», настоящего, живого. Давайте попробуем сформулировать это «важное», тем паче что автор жития святителя Николая, преподобный Симеон Метафраст, пишет, что оно «побуждает к подражанию, подстрекая души к ревности и наставляя такимже деяниям [что и у святителя]. Потому боголюбезная жизнь, отображаемая словом, многих может наставить к добродетели и внушить им ревность о том же. Житие божественного отца Николая, как едва ли какое другое, услаждает слух, радует душу и путеводит к добродеянию» (здесь и далее цитирую или «Житие» Метафраста, или «Житие святителя Николая, архиеписко- па Мирликийского, в новом изложении», суммирующее в себе все древние жития святителя Николая). 

Таким образом, нам не надо бояться чудотворства и высоты святости святителя, напротив, нам надо стараться подражать ему, то есть сначала понять, чему подражать. Всем памятен и любим эпизод с дочерьми бедняка, которых несчастный отец хотел отдать в проститутки, — так была бедна эта семья, иных альтернатив не оставалось. Житие рисует мир, где отцы из-за нехватки денег вынуждены делать дочерей проститутками, — реальный, иными словами, мир. Несмотря на обилие чудесных событий, житие святителя Николая — реалистический, честный текст. «Увы, вот до чего может дойти нужда. Вот в такой-то этот человек был беде», — пишет Метафраст. Обратите внимание, ни грамма осуж- дения этому отцу, осуждаются условия, в которых такое возможно. Его скорее жалеют, сочувствуют. Здесь Метафраст идет за святителем Николаем. Ибо и он не читал нравоучений этому отцу, не по- прекал его, не осуждал его, не собирал программу «Пусть говорят», чтобы обсудить, как семья могла дойти до такого ужаса, не говорил, что тот неудачник, или грешник, «ибо знал, что подобное пове- дение огорчает людей». Нет, святитель (тогда еще молодой мирянин) незаметно, деликатно, даже не называя себя, тайно помогает этой несчастной семье, то есть попросту дает им денег: «исправил при- чину прегрешений перед Богом, избавил от тягот бедности и освободил от злых намерений». Давайте же зафиксируем смысл этого всемирно известного и всемирно любимого эпизода: зло, которое вынуждены совершать нищие, нужно врачевать не морализмом, не принуждением и т. д., а выводя нищих из нищеты. Истинная причина подобного зла — объективные социальные условия, вот их нужно осуждать, а не тех, кто в них попал. Это общее место святоотеческих на- ставлений. Всякий собственник — не только вор, но и убийца: капиталист — «убийца всех тех, кого он мог напи- тать» (Симеон Новый Богослов, Слово 21). Василий Великий в ужасе описывает жизнь и зло нищих: нищие вынуждены продавать своих детей (Слово 6), голодные вынуждены есть своих детей, это не- представимо ужасно, но виновны в этом богатые, истинные убийцы (Слово 8); он же учит, что настоящие воры и убийцы сидят во власти и кощунственно смеют судить «малых» воров и убийц (Толкова- ние на Книгу Исайи). 

Поэтому Златоуст поучает критиков безнравственности нищих: не рассуждайте, достойны ли по- мощи бедные, на себя лучше посмотрите (беседа на Псалом 44). Угнетенные — не святые, социальный гнет имеет не только материальный, но и духовный аспект: уг- нетатели крадут у угнетенных не только деньги и имущество, не только рабочее время, но и саму человечность. Угнетен- ные вынуждены экономить и на нрав- ственности. А вот другой всеми любимый эпизод — святитель Николай спасает невинно осужденных от смертной казни. Эпизоды со смертной казнью — самые большие в житии, текст жития придает им тем самым особое значение. Итак, местный подкупленный сановник осуждает не- винных на смертную казнь. Святитель Николай немедленно, в спешке стремится их спасти. Он приходит на место каз- ни и «сколько доставало сил побежал к палачу, со злобным и жестоким взглядом уже поднявшему меч и одним своим об- ликом являющего кровожадность, смело выхватил из его рук меч, и, ничего не страшась, бросил на землю, и осужденных освободил от их оков». Активно, резко святитель пресекает безнравственные действия властей, спасает их жертв. Здесь уже нет смирения и деликатности, как в эпизоде с девушками, спасенными от проституции, здесь есть нечто противоположное: когда коррумпированный и несправедливый сановник подошел к нему, «великий Николай не обратил на него внимания, не подошел к нему и даже оттолкнул, когда Евстафий хотел пасть к его ногам, и грозил обвинить перед им- ператором (Константином), призвать против него Бога и причинить величай- шее зло за то, что он столь несправедливо пользовался своей властью и совершил великие преступления». 

Святитель гневно говорит сановнику: «за твои злодеяния мы не пощадим тебя! Я сообщу благочестивейшему императору о том, как ты притеснял, а вернее, грабил нашу провинцию и за взятки казнил невинных людей. О нечестивый человек, враг вся- кой справедливости! Золото и серебро убедили тебя казнить их». Интересно, что эти два самых знаменитых эпизода жития святителя не имеют в себе элементов чуда: Николай просто помогает нищей семье, просто предотвращает сметную казнь. Эта одна предотвращенная смерт- ная казнь, но есть в житии и вторая. Уже столичный сановник (федерального, так сказать, а не регионального уже уровня: житие прослеживает порочность системы снизу вверх) тоже подкуплен и тоже осуждает на смерть невинных: «золото помрачило разум правителя, префект запутался в сетях златолюбия». Опять связка денег, несправедливости и насилия. Невинно осужденные взывают о помощи к святителю Николаю. Вообще, святитель Николай — такой святой бо- рец с неправосудными приговорами и коррупцией, весьма, как понимаете, актуальный святой. И святитель снова дерзко ведет себя с сильными мира сего, на этот раз с самим императором (что император замечает: «кто ты, осмелива- ющийся устрашать меня такими словами и грозить моему величеству?»): святи- тель грозит императору «войной», «злой смертью», «тягчайшей карой», если тот не отпустит невинно осужденных. Они в итоге спасены. Итак, житие сплетает темы проституции и коррупции. Деньги, с одной стороны, принуждают к прости- туции бедных, с другой — коррумпируют власть и ведут к смерти невинных. День- ги растлевают и убивают. Но отношение святителя Николая к этим двум формам зла, причиняемым деньгами, разное. К первым — любовь, милосердие, дели- катность. Ко вторым — резкое противо- борство. Один отправляет дочерей на проституцию из-за денег, ибо он нищ. Второй отправляет людей на смерть из- за денег, ибо он корыстен. К первому — милосердие и помощь, ко второму — гнев и наказание. Государственное наси- лие имеет функцию защиты власти денег. Деньги — дистиллированное насилие, социально-экономическая абстракция насилия, ибо они считают ни что иное как эксплуатацию слабых сильными, считают системное социальное насилие. Деньги вынуждают продавать дочерей или убивать людей. Власть и богатство, деньги и насилие, Государство и Рынок — два лица одного и того же зла. Одно порождает и поддерживает другое. К нищим и бесправным — любовь, к богатым и властным — гнев. Первые вы- нуждены делать зло в силу нехватки денег. Вторые делают зло в силу влечения к деньгам. Первые — жертвы денег, вторые — их агенты. Первых нужно вытянуть из этих условий, вторым нужно в их зле воспрепятствовать. Но в обоих случаях — активное, действенное добро. Вообще, это одна и та же благодать, но направленная на разные социальные классы, и поэтому по-разному действующая. Вот формула святости Николая Чудотворца. Житие не один и не два раза пока- зывает вмешательство святителя в дела власти на благо народа. Вот в очередной раз на сцене появляются корыстные чиновники (повторю, житие святителя реалистично и актуально). 

Они фальсифицируют статистику и поднимают налоги на строительство Константинополя так, что весь город, где служил святитель, впал в «крайнюю нищету», а сановник, «требуя деньги, сильно унижал народ вплоть до страшных оскорблений. Изо дня в день он так угнетал горожан поборами, так притеснял всех, что обрек ликийцев на разорение и голод». Опять нищета, голод и несправедливость! Святитель Николай — мигом в столицу, потому что хороший епископ защищает интересы своей паствы. Там он доказывает, что на- логи выставлены нечестные. Император находит доводы святителя убедительны- ми и налог весьма и весьма снижает. Но святитель знает нравы власти: нелегко ей смириться с потерей денег, могут быстро передумать, надо быстрее отправить указ в город, чтобы успеть довести его до общественности, тогда власти пере- думать уже не смогут. Николаю это уда- ется (чудодейственно: чудо снижения налогов, чудо, свершенное в опасении, что власть в очередной раз обманет!). И он был прав: император действительно передумал, решил налог увеличить, но уже поздно. Святитель переиграл импе- ратора. Или другое социально-экономическое чудо. Город голодает. Мимо него проплывают корабли в столицу с государствен- ным хлебом. Этот хлеб по закону брать нельзя. Но голодным он нужен, и святи- тель уговаривает хлеб отдать. Экспро- приация! Чудесным образом святитель возмещает хлеб, чтобы моряков не на- казали (хлеб-то раздавать было нельзя). Интересная механика чуда: получается, что святитель Николай мог с самого на- чала чудесно всех накормить, но считал нужным, чтобы моряки по свободной воле, из милосердия нарушили закон, чтобы накормить голодных. К слову, современные исследователи житий Николая Чудотворца пишут, что этот эпизод в позднейшие версии житий не включался, «ибо императорские агиографы сочли пример заимствования общественной подати [хлеба] неприемлемым для подражания». Короче, это еще и антигосударственное чудо, вымаранное имперскими идеологами из жития чудотворца. Или вот еще. Имперские войска отправляются подавлять восстание варваров. По пути они начинают бесчинство- вать над случайно подвернувшимися мирными людьми. Святитель их умиротворяет: еще одно вмешательство святителя в бесчинства властей. Повторимся — это все рассказы про епископа. Житие Николая Чудотворца — житие иде- ального епископа. Итак, мы уже знаем, что идеальный, «настоящий» епископ активно помогает нищим (каким угодно «грешным» при этом) и активно, смело, дерзко противостоит несправедливости властей. А также он «одевался очень просто и скромно. Поведение владыки отличалось высшей сдержанностью и строгостью. Став архиереем, он продолжал питаться только постной пищей один раз в сутки, и то вечером. В течение всей жизни владыка не ел мяса. Ужин святителя часто прерывался или отменялся из-за его привычки быть доступным людям, нуждающимся в помощи и совете. Весь день святой проводил в трудах и молит- вах, но двери его дома не закрывались ни для кого — он всегда выслушивал просьбы людей и помогал им. Владыка для всех стал великим благодетелем: сиротам — отцом, нищим – милостивым подателем, плачущим — утешителем, обиженным — защитником». Епископ должен быть вот таким. 

Владимир Шалларь, редактор «Предание.ру»

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц