ГАУ МО Наро-Фоминское информагентство

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

понедельник, 30 ноября

пасмурно+3 °C

Сейчас в эфире

Присоединяйтесь к радио «Нара-ФМ»!

БОЕВОЙ ПУТЬ ПЕТРА САМОХИНА

20 нояб. 2020 г., 17:52

Просмотры: 118


В этом году исполнилось сто лет со дня рождения Героя Советского Союза Петра Яковлевича Самохина. Он родился 14 сентября 1920 года в деревне Мамыри, которая сейчас является частью города Апрелевки. Лётчик Самохин погиб 17 декабря 1941 года. Награждён орденом Ленина, медалью «Золотая Звезда», двумя орденами Красного Знамени.

Юные краеведы апрелевской школы №3 у памятника погибшим жителям деревни Мамыри. Сентябрь 2018. Фото Татьяны Окуловой.

В разные годы опубликовано немало статей о земляке герое, но сведения о его боевом пути в них весьма скудны. Сейчас, когда стали доступны некоторые архивные военные документы, можно не только уточнить и дополнить то, что было известно раньше, но и понять, что наш земляк сражался с врагом поистине героически.

Учёба и начало службы

1 февраля 1939 года Пётр Самохин поступил в Борисоглебскую Краснознамённую военную авиационную школу имени Валерия Чкалова. Эта дата фигурирует в нескольких документах как начало его службы в Красной Армии.

Пётр Самохин. ЦАМО, из учётно-послужной карточки.

До поступления в авиашколу он работал в Москве слесарем на заводе, который теперь называется «Государственный космический научно-производственный центр имени М.В.Хруничева», закончив фабрично-заводское училище при этом заводе. В училище Пётр познакомился и подружился с Владимиром Саломатиным. Дружба была настолько крепкой, что их называли «не разлей вода». Больше они в жизни не разлучались: вместе занимались в аэроклубе, учились в авиашколе, а потом служили в одном полку. Воспоминания Саломатина записал, обработал и опубликовал в 1980 году бывший комиссар авиационного полка майор в отставке Алексей Журавлёв («Знамя Ильича» от 24, 25, 29, 31 июля и 2 августа 1980).

Курсант Самохин принял военную присягу в праздничный день 23 февраля 1939 года. Это известно из его учётно-послужной карточки, хранящейся в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО). 5 ноября того же года Петру Самохину присваивается звание младший лейтенант, он направляется в 5-й запасной авиаполк Белорусского особого военного округа (приказ НКО № 04606 от 05.11.1939), где продолжает обучение.

В нескольких газетных публикациях, в том числе в «Сталинце» от 26 октября 1945 года, есть упоминания об участии Петра Самохина в советско-финляндской войне, но документальных подтверждений этого нигде не приводится. В одной из статей говорится, что полк находился в боевой готовности и был даже один боевой вылет…

Достоверно известно, что в январе 1941 года Самохин был распределён в 65-й штурмовой авиационный полк (приказ ЛВО № 063 от 17.01.1941). Полк был дислоцирован в Карелии. В советско-финляндской войне полк принимал участие, но тогда он назывался «9 легко-штурмовой полк», и только 1.9.40 полку присвоено наименование «65 штурмовой авиационный полк».

Самохин прибыл в полк на должность младшего лётчика на самолете И-153, известном как «Чайка». Вместе с ним начал службу и Саломатин.

Самолёт И 153 «Чайка». На таком летал Самохин. Фото из интернета.

«Совместная работа, общие интересы, одна шеренга в строю – все это породнило нас, и стали мы как братья, – вспоминал спустя годы Владимир Ильич Саломатин. – Жили, радовались каждому дню. Шло время – мужали, закалялись, росли как лётчики. К полётам готовились вместе, дотошно проверяли друг друга. После полётов обсуждали свои успехи, промахи и ошибки. Спорили. Часами просиживали над картой района полётов, заучивали на память наиболее характерные ориентиры. «Гоняли» друг друга по мотору, вооружению, электро- и радиооборудованию самолета И-153, который был на вооружении нашего полка...»

В мае 1941 года Самохин был повышен в должности до пилота (приказ ЛВО № 0531 от 10.05.1941) и вскоре стал командиром звена.

Великая Отечественная война

В 65-м штурмовом авиаполку Самохин встретил войну. Полк воевал сначала в составе Ленинградского, затем - Карельского фронта. С 22 июня по 19 июля 1941 года в составе 5-й смешанной авиационной дивизии участвовал в обороне Ленинграда, затем был передан в состав 55-й смешанной авиационной дивизии и участвовал в обороне Карелии. Базировался полк на аэродроме под Петрозаводском, поддерживал с воздуха действия войск 7-й армии. Лётчики выполняли задания по уничтожению наземной вражеской техники и живой силы противника, патрулировали важные коммуникации.

За образцовое выполнение боевых заданий по штурмовым атакам войск противника 21 августа 1941 года командующий ВВС 7-й армии полковник Жеребченко объявил благодарность всему лётному составу полка и поставил в пример остальным частям. Документы с подробностями этих действий ещё не выложены в свободный доступ. Но известно, что спустя три дня, 24 августа, Пётр Самохин в районе Мундусельга вместе с другим лётчиком уничтожил бензозаправщик с горючим.

Сентябрь 1941-го

В сентябре 1941 года полк участвовал в Ленинградской стратегической оборонительной операции в районе, прилегающем к реке Свирь.

Погода благоприятствовала полётам, месяц выдался тёплым и солнечным. Об этом вспоминал в беседе с Алексеем Журавлёвым Владимир Саломатин. Летчики 65-го авиаполка летали на штурмовку техники и войск врага, нанося ему ощутимый урон. Иногда им приходилось совершать ежедневно по три-четыре вылета. На задания вылетали группами или звеном, реже – парами.

Фрагмент карты боевых действий советских войск на подступах к Ленинграду. Сентябрь-ноябрь 1941. Фото из интернета.

Активную боевую работу подтверждают представления Петра Самохина к правительственным наградам. Интересно, что в двух его наградных листах перечислены подвиги, совершённые примерно в одно и то же время, при этом нет ни одного повтора. Настолько активной и результативной была боевая работа Петра!

1 сентября 1941 года вместе с пятью другими лётчиками он атаковал вражескую колонну, насчитывающую до 60 грузовых и до 10 легковых автомашин, идущих к фронту от озера Палват до озера Мукой-Ламба. Несмотря на сильный заградительный огонь, было уничтожено до 15 автомашин.

На следующий день в районе Корза и Плянка вместе с другим лётчиком подожгли бомбами и пулемётным огнём ещё четыре автомашины, кроме того, Самохин уничтожил расчёт зенитной батареи, которая вела огонь по другому самолёту.

С 7 по 10 сентября - ежедневные успешные боевые вылеты, иногда два в день. В наградном листе отмечается, что «в районе Киндасово уничтожено 8 автомашин и до 20 человек пехоты», «в районе Гижино и Устье в составе звена уничтожили 5 крытых и 1 открытую автомашины, стоявших замаскированными», «в районе Лодейное Поле на западном берегу р.Свирь вместе с другим лётчиком атаковали 2 автомашины с боеприпасами и уничтожили их», в стыке шоссейных дорог «в составе звена уничтожили 4 грузовых автомашины».

14 сентября 1941 года «в районе Лодейное Поле в составе 5 самолётов уничтожено до трёх автомашин и 5 конных повозок», а следующим вылетом лейтенант Самохин «в составе 5 самолётов разбомбил понтонный мост через р.Свирь у д.Подъядевск».

Следующие четыре дня – ежедневные результативные боевые вылеты. 15.09.41, действуя в составе 4 самолётов в районе озера Пряжинское, заметили замаскированные танки противника в обочине шоссейной дороги. Зайдя на атаку вдоль колонны, Самохин лично уничтожил фугасными бомбами прямым попаданием 1 танк.

16.09.41 в районе Пряжа, действуя в составе двух самолётов по танкам, вывели из строя 2 танка противника – бомбы упали в непосредственной близости к целям. 17.09.41 многократными бомбовыми и пулемётными атаками по автомашинам и гужевой колонне в районах Сям-озеро и Киндасово семь наших экипажей уничтожили 5 автомашин и 8 лошадей с повозками. 18.09.41, несмотря на зенитный огонь, в районе южной стороны озера Свирь звеном Самохина атакованы автомашины, идущие к мосту, в результате уничтожено 2 автомашины.

Особенно напряжённым было 19 сентября: Самохин совершил три боевых вылета. С его участием (в составе группы из 6 самолётов, два звена) фугасными, осколочными бомбами и многократными атаками пульогнём был уничтожен войсковой штаб противника в 8 километрах севернее Киндасова, а затем, действуя в составе 7 самолётов, несмотря на обстрел из автоматического зенитного орудия, лётчики атаковали автоколонну, идущую от пункта Маркелицы по направлению на Петрозаводск, в результате уничтожено 8 автомашин, 3 из которых «загорелись большим пламенем (предположительно, гружены горючим)». В тот же день вместе с другим лётчиком бомбами и пульогнём атаковали зенитные орудия, ведущие огонь по нашим самолётам с высоты в пункте Шапнаволок. В результате атаки огонь зениток был подавлен. После этого Самохин лично атаковал пулемётным огнём зенитный пулемёт противника около моста через реку Сяпся в районе Тюкке, огонь из пулемёта после удачной атаки прекратился.

Фрагмент наградного листа Самохина, представление к ордену Красное Знамя. 25.09.1941. ЦАМО.

25 сентября 1941 года младший лейтенант Самохин Пётр Яковлевич, командир звена 65-го ШАП был представлен к ордену Красного Знамени. Краткое перечисление его подвигов, совершённых с 24 августа по 14 сентября, занимает больше страницы в наградном листе, подписанном командиром полка Героем Советского Союза майором Белоусовым и военным комиссаром старшим политруком Кузьминым. В заключение подытоживается: «С начала войны с германо-финским фашизмом имеет 70 вылетов, из них 34 вылета - с 20.08.41 сего года, с успешными штурмовыми действиями по вражеским войскам. Тов. Самохин в бою с врагом храбр, всегда ищет боя, не жалея жизни для разгрома фашизма».

Превозмогая боль

Прошло всего полтора месяца, и командование полка вторично представило нашего земляка к правительственной награде, опять к ордену Красного Знамени. Это было 5 ноября 1941 года. По-видимому, начальство решило, что прежние наградные бумаги где-то затерялись. На этот раз в наградном листе, в отличие от первого представления, сообщается, что Пётр имеет ранение, а рядом - приписка от руки: «Погиб в воздушном бою». Это говорит о том, что наградной документ рассматривался вышестоящим командованием после гибели лётчика. В графе «представлялся ли ранее к награде» указано, что «представлялся в 1941 году».

Фрагмент наградного листа Самохина, представление к ордену Красное Знамя. 5.11.1941. ЦАМО

Описание подвигов Петра Самохина и здесь представляет собой внушительный список.

Например, 21 сентября он сделал три результативных боевых вылета! В составе звена в районе Бубнова были атакованы пулемётным огнём 3 вражеских бензозаправщика, два из которых в результате атаки подожжены. В составе 7 самолётов бомбами и пульогнём атакована автоколонна противника в районе Ладва, в результате уничтожено 6 автомашин. В составе 6 самолётов в районах Ладва-Верховье бомбами и пульогнём атакованы автомашины и пехота противника, в результате уничтожено 3 автомашины и до 25 человек пехоты.

Ранение, которое упомянуто в наградном листе, Пётр получил 26 сентября. В этот день, несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии и крупнокалиберных пулемётов противника, группа из 5 самолётов с его участием атаковала бомбами и пульогнём вражеские автомашины, в результате уничтожено 3 открытых грузовых автомашины и 1 автобус. Но уйти невредимым от вражеских зениток Самохину в этот день не удалось. Его самолёт был повреждён, машина получила пулевые пробоины. Лётчик тоже пострадал, он был ранен в правую руку пулей «дум-дум». Ранение было очень серьёзным. Недаром применение таких пуль запрещено международной конвенцией. Превозмогая боль, Пётр привёл самолёт на свой аэродром и произвёл посадку.

– Мы были восхищены мужеством Петра Самохина, – вспоминал Саломатин. – В невероятно тяжёлых условиях полёта мой раненый друг сберёг боевую машину. Всего месяц пролежал он в госпитале.

Лётчики Самохин (слева) и Саломатин. 1941. ЦАМО, из Отчёта о боевой работе 65 шап

Выписавшись из госпиталя, Самохин был отправлен домой «на долечивание», благодаря чему получил возможность побывать на родине, несколько дней пожить у родителей, набраться сил. Из воспоминаний односельчан и рабочих Апрелевского завода грампластинок известно, что на заводе с ним была устроена встреча, земляки гордились своим «Сталинским соколом».

Заметим, что в это время у Петра Самохина ещё не было ни одной боевой награды. Оба документа о награждении его орденами Красного Знамени появились после его гибели.

Приказ Военного Совета Карельского фронта вышел 16.01.1942 (первый орден), а через месяц, 13.02.1942 - Указ Президиума Верховного Совета СССР (второе Красное Знамя).

Достоин звания Героя

С 1 ноября 1941 года 65-й шап вошёл в состав 103-й смешанной авиационной дивизии и разместился на аэродроме Сегежского аэроузла, а с наступлением зимы — на льду озера. Полк осуществлял воздушную поддержку подразделений 14 армии.

Вернувшись в часть после выздоровления, Пётр Самохин бил врагов с ещё большей решимостью и отвагой. На начало декабря 1941 года он имел 120 боевых вылетов с налётом 135 часов, из них с 20.08.41 – 88 боевых вылетов с налётом 95 часов.

Из общего количества боевых вылетов, совершённых после приказа НКО № 0299, 60 боевых вылетов подтверждены приказами ВВС 7 армии и командованием наших наземных частей как успешные штурмовые действия, за что лётчик получил денежную награду в сумме 6 тысяч рублей.

Чтобы понять эту фразу (из наградного листа), пришлось найти в интернете текст приказа. Приказ имеет красноречивое название: «О порядке награждения лётного состава Военно-воздушных сил Красной Армии за хорошую боевую работу и мерах борьбы со скрытым дезертирством среди отдельных лётчиков». Согласно этому приказу за конкретные успешные боевые действия лётчики получали соответствующие денежные награды и представлялись к правительственным наградам. Но только в том случае, если «результаты и эффективность выполнения штурмовых действий были подтверждены командирами наземных частей или разведкой».

Боевой вылет считался успешным, если в результате поражалась техника или солдаты противника. Можно ведь сбросить бомбы и не достичь цели. За это, конечно, не наказывали, но и наград не давали. Другое дело, если лётчик взорвал мост или здание штаба, уничтожил прислугу пулемёта, заставил замолчать орудие. Не всегда можно было получить подтверждение успешности выполнения задания, но лётчиков это не особо расстраивало. Они воевали не за награды.

В праздничный день 7 ноября группа наших самолётов при полёте на боевое задание была атакована 5 самолётами противника типа «Хайкер Харрикейн». В завязавшемся воздушном бою Самохин совместно с другом лейтенантом Саломатиным, действуя слаженно, сбили самолёт противника, который упал в озеро Линд-Озеро в 6-7 километрах юго-западнее аэродрома Сегежа.

Первая и вторая страницы наградного листа Самохина к званию Герой Советского Союза

2 декабря 1941 года лейтенант Пётр Самохин был представлен командованием полка к званию Героя Советского Союза. Спустя две недели он геройски погиб. Прошло ещё больше года, прежде чем 22 февраля 1943 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему высшей награды страны.

По-видимому, всё это стало причиной легенды, якобы звание Героя присвоено Петру Яковлевичу за подвиг, совершённый в последнем бою. Это не так, хотя во многих публикациях о Самохине упоминается только этот эпизод. Объяснение очень простое: последний подвиг был описан по горячим следам в газетной статье, а о других боевых подвигах лётчика пресса не писала.

Эти многочисленные подвиги, совершённые в сентябре-ноябре 1941 года (о них уже шла речь выше) перечисляются в его «геройском» наградном листе. Сообщается, что «за успешные штурмовые действия по войскам противника он имеет 3 благодарности от командующего ВВС 7 армии». О наградах сказано, что «за проявленную отвагу и мужество в борьбе с германским фашизмом командованием представлен 3 раза к правительственным наградам: ордену Красная Звезда, ордену Красное Знамя и ордену Ленина». Кто для красного словца сочинил эту фразу, не соответствующую действительности, можно только гадать. Никаких подтверждающих это документов нет. Самохин ранее дважды был представлен к награждению, оба раза - орденом Красного Знамени.

Последнее задание

Документы свидетельствуют, что почти каждый боевой вылет нашего земляка был подвигом. Хотя сами лётчики называли это боевой работой.

Последним рабочим днём Самохина стало 17 декабря – один из самых коротких дней года. Сколько часов он длится там, в Карелии?..

О подвиге Самохина и его товарищей узнала вся страна. О них написала газета «Правда»! В военное время главную газету страны не просто читали, её изучали в трудовых коллективах и воинских частях, обсуждали на политинформациях, вырезали и хранили интересные статьи. Одной из таких была статья военного корреспондента С. Бессуднова «Четверо против одиннадцати», напечатанная в «Правде» от 5 января 1942 года. Она написана со слов очевидцев воздушного боя, наблюдавших за ним с земли.

Долгие годы, пока не были доступны документы части, в которой служил герой, изложенная в статье версия не подвергалась сомнению. Статья многократно цитировалась, считалось, что в результате того воздушного боя противник потерял пять машин, мы – две.

Сейчас некоторые военные документы рассекречены.

 

Из донесения штаба 103 авиадивизии. ЦАМО, ф. 214, оп. 1466, д. 24, л. 67-69

Из приложения к донесению от 23.12.41 № 423 начальника штаба 103-й авиадивизии полковника Гречнева начальнику штаба ВВС Карельского фронта:

«17.12.41 во время патрулирования над разъездом №15 на высоте 1500 метров группа в составе трёх самолётов И-153 (лётчики - старшие лейтенанты Борисов, Самохин, Семенихин 65-го ШАП) и одного Х.-Харрикен (лётчик - старший лейтенант Сердюченко 152-го ИАП) была атакована группой самолётов противника в составе десяти «Фоккер Д-22». В результате воздушного боя, длившегося 20 минут, сбито три самолёта противника». Подтверждено экипажами и пограничниками с разъезда №15, наблюдавшими падение самолётов.

О состоянии наших лётчиков и машин сообщалось тоже предельно кратко.

Самолёт Самохина, израсходовав весь боекомплект, был подбит тремя «Фоккер Д-22». Лётчик произвёл вынужденную посадку в районе разъезда №15 на неисправном самолёте. Самолёт разбит и подлежит списанию, может быть использован на запасные части. Лётчик после тяжёлого ранения умер в госпитале Раменцы.

Самолёт Борисова, израсходовав весь боекомплект, был подожжён тремя «Фоккер Д-22». Лётчиком произведена посадка на горящем самолёте в том же районе, самолёт сгорел, лётчик получил лёгкие ожоги и направлен в госпиталь Сегежа.

Семенихин, израсходовав весь боекомплект, на подбитом самолёте садился без выпущенных шасси. Место вынужденной посадки то же - разъезд № 15. Самолёт получил повреждения, но может быть восстановлен силами техсостава на месте посадки. Лётчик невредим, находится в строю.

Сердюченко, у самолёта которого сдал мотор (предположительно, подбит), произвёл вынужденную посадку в том же районе. Самолёт разбит, ремонту не подлежит, может быть использован на запасные части. Лётчик ранен, находится в госпитале Сегежа.

Итак, наша четвёрка – старшие лейтенанты Пётр Самохин, Дмитрий Семенихин, Павел Борисов и Николай Сердюченко - вступила в бой с десятью финскими самолётами, три из которых вывела из строя, потеряв при этом три своих машины и одного лётчика. Судьба финских лётчиков не известна: один покинул машину с парашютом, двое других упали со сбитыми самолётами над своей территорией.

При сравнении статьи и донесения возникают вопросы. Например, почему вместе с «Чайками» из 65-го штурмового авиаполка был «Хайкер Харрикейн», пилотируемый лётчиком 152-го истребительного полка? Почему в статье речь идёт о «Брюстерах», американских самолётах, использовавшихся в финской армии, а в донесении фигурируют «Фоккеры Д-22»? И количество финских самолётов не совпадает: в донесении – десять, в статье – одиннадцать. Кстати, в Отчёте о боевых действиях 65-го ШАП указано то же число «финнов», что и в статье.

Рисунок из Отчёта о боевой работе 65 шап. ЦАМО.

Более того, по документам противника наших самолётов сначала было не четыре против одиннадцати, а девять против одиннадцати. Один из них был, якобы, сразу сбит, а другие четыре по какой-то причине вышли из боя. («Основа» от 12.03, 16.04 и 14.05.2010)

Изучавший этот эпизод апрелевский краевед Алексей Быченков писал: «Загадок в этой истории очень много. И думается, что они не самые простые. Скорее всего, разгадки - в не рассекреченных участках архива ЦАМО. Чем больше копаюсь в этой истории, тем больше мне кажется, что не всё в ней просто. Ведь не спроста дали Самохину Героя спустя полтора года с момента смерти. А быть такое могло, если шло какое-то служебное расследование, например, на тему "почему отступили четыре самолёта и оставили своих товарищей в незавидном положении". Может, когда-то это прояснится».

Итоги боя по документам выглядят несколько скромнее, чем в статье, но это не играет принципиальной роли. И даже не важно, сколько наших самолётов было тогда в небе – две группы из разных полков или одна. Вся наша четвёрка вела себя геройски, это никакому сомнению не подлежит! В неравном бою они отважно сражались до последнего снаряда. Единственное, в чём военкор «Правды» существенно ошибся, - гибель Петра Самохина. Он не разбился, не сгорел в упавшем самолёте, а смог посадить машину!

Друзья-товарищи

Из Отчёта о боевой работе 65-го шап известно, что в звене Самохина были лётчики Михаил Владимирович Салов и Митрофан Фёдорович Семенихин. Судьбы обоих сложились трагически.

Рисунок из Отчёта о боевой работе 65 шап. ЦАМО.

21 ноября 1941 года Салов был сбит вражеским крупнокалиберным зенитным пулемётом. Как и Самохину, ему посмертно присвоено звание Герой Советского Союза, причём тем же указом, что и Самохину. И тоже посмертно он награждён двумя орденами Красного Знамени.

Кавалер ордена Красного Знамени командир звена 65-го шап старший лейтенант Семенихин погиб 24 января 1942 года, не вернулся из боевого вылета. Посмертно ему присвоено звание Герой Советского Союза. Посмертно награждён вторым орденом Красного Знамени.

Можно предположить, что после гибели Салова в звено Самохина вошёл Павел Александрович Борисов, участник советско-финляндской войны, награждённый в ту войну медалью «За отвагу» (11.04.1940). 29 ноября 1941 года награждён орденом Красного Знамени (представление подписано в один день с Самохиным, 5.11.41). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 года младший лейтенант Борисов, заместитель командира эскадрильи, награждён орденом Ленина (представлялся к званию Героя Советского Союза). 28 июня 1942 старший лейтенант Борисов, командир эскадрильи 17-го гвардейского шап (так стал именоваться 65-й шап после присвоения гвардейского звания) не вернулся с боевого задания.

Закадычному другу Самохина Саломатину повезло остаться в живых. 22 февраля 1943 года, тем же указом, что Салов и Самохин, старший лейтенант Саломатин был удостоен звания Герой Советского Союза.

К концу войны Владимир имел воинское звание гвардии капитан, кроме присвоения звания Героя был награждён двумя орденами Красного Знамени (приказы от 16.01.1942 и 13.02.1942) и Красной Звезды (5.10.1945).

Как видим, не один Самохин долго ждал и не дождался заслуженных наград.

Письмо Калинина

У родственников героя хранится письмо председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Ивановича Калинина его отцу Якову Андреевичу Самохину, датированное 5 июня 1943 года:

«По сообщению военного командования, Ваш сын в боях за советскую Родину погиб смертью храбрых. За геройский подвиг, совершённый им в борьбе с немецкими захватчиками, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 22 февраля 1943 года присвоил ему высшую степень отличия – звание Героя Советского Союза. Посылаю Вам грамоту о присвоении Вашему сыну звания Героя Советского Союза для хранения как память о сыне герое, подвиг которого никогда не забудется нашим народом». 

Письмо Калинина Я.А. Самохину.

Если понимать текст письма буквально, то речь в нём идёт о единственном последнем «геройском подвиге» Петра Самохина. Возможно, это письмо тоже способствовало появлению легенды – звание посмертное дано за смертный бой. Но если посмотреть шире, такие письма рассылались всем родителям Героев Советского Союза, погибших в боях.

Мы знаем из документов, что высшую награду Родины Пётр Самохин заслужил многими другими подвигами, он наверняка получил бы её, не случись этого трагического боя. Достаточно вспомнить уже цитированный 299-й приказ, критерии которого наш земляк превзошёл.

Жили, как все

В донесении о безвозвратных потерях ВВС Карельского фронта в графе «адрес родных» значится «ст.Апрелевка, д. Мимары, дом 2». Редкое название Мамыри написано с ошибкой.

Фрагмент списка безвозвратных потерь ВВС Карельского фронта

Родители Петра Самохина всю оставшуюся жизнь провели в своей деревне в том же доме. Жили, как все вокруг, бедно, трудились, сколько хватало сил.

В документах Наро-Фоминского городского архива сохранился протокол рассмотрения заявлений об оказании материальной помощи семьям красноармейцев, среди которых было заявление Якова Андреевича Самохина из деревни Мамыри Тарасковского сельсовета. В решении говорится: «Предложить директору Термозавода отпустить гражданину Самохину 1000 (неразборчиво – Т. О.) за наличный расчёт. Обязать председателя колхоза Мамыри вспахать Самохину приусадебный участок» (НФ архив, ф.1, оп.1, д5). Жаль, невозможно понять, что из дефицитной продукции Термозавода было нужно Якову Андреевичу в таком количестве. По сравнению с другими объём оказанной помощи – крохотный, меньше некуда. Разрешили купить дефицит и вспахали огород. Но были и те, кому в помощи отказали. («Основа» от 15.04.2005)

Изучая старые подшивки наро-фоминской районной газеты, я нашла некролог Якову Андреевичу («Сталинец» от 06.04.1950). Отец героя работал на Апрелевском заводе грампластинок до последних дней жизни. Он умер 2 апреля 1950 года. Его жена Надежда Петровна умерла в 1966 году.

Место захоронения Петра Самохина в донесении о безвозвратных потерях не указано, но родители, по-видимому, знали, где он похоронен. Потому что в октябре 1945 года газета «Сталинец» писала, что он умер «на руках своих товарищей». Но вряд ли родители хоть раз были на могиле сына, такая поездка не осталась бы незамеченной.

Вечная память и слава

Братская могила, где покоится прах героя-апрелевца, находится на станции Раменцы Октябрьской железной дороги. Сюда он был перезахоронен в 1960 году с соседней станции Быстряги, отметка об этом есть в паспорте захоронения.

Фрагмент паспорта братского захоронения на станции Раменцы. 1992. С сайта обд-мемориал

Место захоронения земляка выяснил по архивным документам Алексей Быченков. В 2012 году он посетил братскую могилу, где похоронен Пётр Самохин. Тогда она выглядела скромно, ухаживал за ней местный житель, поскольку шефское предприятие прекратило существование. Самохин – единственный Герой Советского Союза, покоящийся здесь, но на плите это не было обозначено. («Основа» от 14.09.2012)

    

Раменцы, братская могила советских воинов. 2012. Фото Алексея Быченкова

Фрагмент плиты на братской могиле в Раменцах. 2012. Фото Алексея Быченкова

Воинский мемориал «Раменцы». 2018. Фото из интернета.

К 100-летнему юбилею образования Карелии вместо скромного обелиска на братской могиле возвели воинский мемориал «Раменцы». Он был торжественно открыт 25 октября

2018 года. Имя Петра Самохина выделено на мемориальной плите надписью «Герой Советского Союза» и изображением Золотой Звезды Героя.

Апрелевка. Мемориальная плита на улице Самохина. Фото Татьяны Окуловой.

В родной Апрелевке именем героя названа улица. Его память увековечена на обелиске-мартирологе. В апрелевской школе №3, история которой идёт от семилетки в Мамырях, где учился Пётр Самохин, ему посвящён большой раздел прекрасного школьного музея.

Татьяна ОКУЛОВА.

Использованы архивные документы, газетные публикации и интернет-источники.

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц